Осторожно - перенятые чувства

«Самый верный способ разрушить мост между

видимым и невидимым  это попытаться растолковать

самой себе чувства, которые испытываешь»

 

Паоло Коэльо

 

 

Согласно древнеримской мифологии, первую женщину звали Пандора. Ее сделали на небесах, и каждый бог внес свой вклад.   Венера дала ей красоту. Меркурий — убедительность, Аполлон — музыку, а коварный Юпитер, жаждущий отомстить людям за похищенный Прометеем огонь,– изысканный сундучок, со строгим наказом никогда его не открывать. С таким снаряжением ее отправили на Землю. Любопытная, как все женщины, Пандора открыла  сундук и из него вылетели напасти для человечества — страсти, пороки; болезни — подагра, ревматизм, колики; злые чувства — зависть, ярость и месть.

В отличие от Пандоры, отправляясь в плавание по бурлящему океану жизни, мы не получаем  никаких разъяснений и инструкций – какие из вложенных в нас файлов-программ принадлежат нам, а какие – другим людям, которые из них распаковывать можно, а какие, как ящик Пандоры, лучше не трогать. Мы живем, едва осознавая, что и с нами происходит, почему в разные периоды нашего бытия, мы испытываем те или иные эмоциональные переживания  из богатого спектра подаренных человечеству чувств.

Любовь. Ненависть. Радость. Злость. Стыд. Гордость. Отчаяние. Обида. Нежность. Умиротворение. Мир переживаний, мир эмоций, мир чувств. По сути, это краски, которыми мы раскрашиваем свою жизнь, делая ее более насыщенной, более яркой, более разнообразной и неповторимой. И от того, какими из перечисленных красок мы пользуемся, такую картину жизни мы и имеем. Картину созидания или картину разрушения. Картину счастья или картину печали. Все ли чувства, которые мы испытываем, все ли краски, которыми раскрашена наша картина бытия, принадлежат нам?

Через семейные расстановки Берт Хеллингер доказал, что часть чувств, которые мы испытываем, принадлежат отнюдь не нам, а нашим  предкам - родителям, нашим бабушкам и дедушкам, другим членам системы. Прежде всего, это запрещенные обществом чувства, чувства на которые наложены «табу» нашей культурой, социумом, убеждениями. Чаще всего это чувства заблокированные, вытесненные, не до конца прожитые нашими прародителями. Иногда эти чувства просачиваются в нашу жизнь из прошлого наших предков, мы просто перенимаем их у других и реализуем через себя.

Перенятые чувства хранятся в семейной системе, как сперма в банке данных и позднее имеют свойство «оплодотворять» нас или  проявляться у наших детей, внуков, а иногда даже правнуков и праправнуков. Человек не осознает природы этих чувств, он воспринимает их как свои собственные, так как часто они просто вырастают в их среде, впитываются с кровью и генами отца и матери. И только через годы, повзрослев, мы начинаем подозревать, догадываться, что здесь что-то не так.

Многим подобные чувства знакомы, они посещают нас как бы спонтанно и не связаны с теми событиями, которые в данный момент вокруг нас происходят. Иногда интенсивность переживаемых нами чувств бывает столь велика, что мы осознаем неадекватность своей реакции, но часто, увы, ничего не можем с собой поделать. Как некий чертик из бутылки, это чувство возникает вновь и вновь. И мы не в силах ему противостоять, настолько непредсказуемым, внезапным и резким бывает проявление наших эмоций.

Например, мать в бешенстве начинает трясти или кричать на ребенка за невинную шалость. Муж в порыве ревности поднимает руку на жену, которую всегда  боготворил и доверял. Юная девушка испытывает вспышки ненависти к мужчинам, хотя личного опыта взаимоотношений с ними у нее не было. Кому-то знакомы  приступы удушающей тревоги и страха, когда кто-то из родственников не приходит вовремя домой или не звонит. Позднее мы удивляемся своим реакциям, говоря: «Это на меня не похоже», «Я был не в себе», «Меня понесло», «Меня как будто подменили», «Мне это не свойственно». Мы раскаиваемся, говорим себе, что это не повторится больше никогда в жизни. Но проходит какое-то время, и мы снова становимся заложниками неожиданных проявлений чужих задавленных эмоций, перенятых чувств.

Человеку, даже специалисту в области психологии, незнакомому с системной природой перенятых чувств, трудно отличить их от собственных эмоциональных переживаний, а, следовательно, и изменить ситуацию. А если не понимаешь причину проблемы, не знаешь ее истоков, с ней можно работать годами без видимых результатов.

Мне, как и многим другим, читающим эти строки, знакомы поиски и тотальная работа на пути личностного роста и исцеления своих ран. Это и работа с приятием и прощением по Луизе Хей, и многочисленные тренинги по работе со страхами и уверенностью в себе и сильнейшие техники по отреагированию негативных чувств, от мягких телесных  до «Динамической медитации» и других практик ОШО. Это работает, но только с нашими собственными чувствами и переживаниями. Перенятые чувства находятся за пределами власти классической психотерапии  и телесных практик.

Многие клиенты, не видя положительного исхода  личной или групповой психотерапии, оставляют все как есть, волевым усилием подавляя перенятое чувство, и оно вновь проявится, но уже у кого-то из их детей, или внуков. И будет вспыхивать то у одного члена семьи, то у другого, появляться вновь и вновь до тех пор, пока в семейной системе не будет найден источник и адресат перенятого чувства.

Расстановки семейных систем показывают нам, что часто, когда жена подавляет свою злость к мужу, то ее дочь или сын берет эту злость на себя, буквально «впитывают его с молоком матери», но выражают ее не на своего отца, а совсем на других людей, чаще на мужчин. Практика семейных расстановок открывают нам глаза на то, что те сильные, порой необузданные чувства, которые владеют нами, и причины которых мы не осознаем, по факту являются не нашими, а чужими – позаимствованными у других людей. Расстановки по Берту Хеллингеру помогают нам отыскать носителя этих чувств, избавится от них, исцелиться от этого наваждения и начать жить свою собственную жизнь, проживать свои собственные, а не чужие чувства.

«Существуют чувства, которые нам помогают познать нечто, и существуют чувства, которые препятствуют познанию. Есть чувства, которые приводят нас к решению — например, любовь, и есть чувства, которые препятствуют решению — например, ненависть. Для осознания и нахождения решения важно эти чувства различать», – говорит Берт Хеллингер. Он описывает в своих публикациях четыре вида чувств: первичные чувства, вторичные, перенятые чувства и метачувства. Подробно о его видении чувств можно прочесть в книгах «Порядки любви» и «Источнику не нужно спрашивать пути».

В этой статье я хочу более подробно коснуться темы перенятых чувств и освобождения от их давления и негативизма. И для демонстрации работы с перенятыми чувствами приведу пример из собственной практики расстановщика, более подробно описанный в книге «О чем молчат предки»:

«Позор на мою седую голову!» - эта фраза шокировала девочку с пеленок. Настюша чувствовала материнскую любовь и заботу, но каждая нелепая мелочь, могла спровоцировать у матери всплеск ярости и стыда. То девочка замочила диван, то ложку несет мимо рта, то не выговаривает букву «Р». Сейчас уже Настенька взрослая, ей целых семь лет, но крик матери «Позор на мою седую голову!» приводит ее в ступор и недоумение. Во-первых, потому, что в маминых каштановых локонах нет ни одного седого волоса. Да и откуда им взяться, маме всего лишь двадцать восемь лет. Во-вторых, почему этот самый «позор» только на мамину голову, ведь из класса со вшами в голове отправили всех девочек и еще четырех пацанов? Мама мазала ей голову жидкостью с сильным запахом под названием керосин и причитала. Настя все-таки рискнула задать матери мучивший ее вопрос. Лучше бы не задавала. Волна дикой злобы, раздражения и удушливого стыда захлестнули Тамару, и она, дернув, за косу подняла малышку над полом. Этот порыв был сильным, но коротким. Как укус бешеной кобры. Через мгновение, Тамара уже раскаивалась, обнимала ребенка, целовала и не уставала удивляться, что это с ней. Будто некая непредсказуемая сила, чуждая ей, творила через нее непоправимое зло.

Расстановка. На этот раз молодая женщина не на шутку перепугалась. В тонкой шейке девочки что-то хрустнуло. Она до утра ощупывала ребенка, ласкала, говорила ласковые слова. На следующий день после посещения врача, она пришла на расстановки.

Искать источник столь бурных негативных чувств к собственному ребенку нам пришлось недолго. В расстановке мы поставили Тамару и ее чувства. Женщина, замещающая чувства, легла на пол и то подползала к Тамаре, то отползала. «Мое место не здесь, – говорила она у ног Тамары, – а там, там есть еще кто-то». Мы поставили этого кого-то. Человек почувствовал себя старухой с выбитыми зубами. И Тамара вспомнила семейную историю времен войны.                                                                                     История: Бабушка Груня, мать ее деда жила с семьей на границе Украины и Молдавии. В годы войны в их деревне стояли румыны. Война шла к концу и оккупанты вагонами увозили из окрестных сел молодежь на работы в Германию. У бабушки было восемь детей. Мал, мала, меньше. Угроза угона во вражеский плен нависла над тремя старшенькими. Ульяной шестнадцати лет, четырнадцатилетним Ваней и тринадцатилетним любимцем Мишей. «Не пущу», – решила пожилая женщина. Всю ночь они за виноградником копали траншею, прикрыли сверху ветками и присыпали соломой. В укрытии спрятала старших детей. Когда в дом пришли румыны, мать сказала, что они ушли к родственникам в соседнее село. Ей не поверили, тягали за волосы по огороду, прикладом выбили зубы. Когда над селом раздался нечеловеческий крик матери, дети не выдержали, выскочили из укрытия. Им заломили руки и погнали в гестапо.

До гестапо они не дошли. Красавица и умница Ульяна, подкупила начальника конвоя. Подкупила своим телом. Мальчиков отпустили, Уля «пошла по рукам». Жизнь ее превратилась в ад. Не в силах противостоять вооруженным до зубов оккупантам односельчане набрасывались на беззащитную девушку. «Румынская подстилка, проститутка, мразь, выродок», – неслось вслед Ульяне. Ее мать Агрипину игнорировали, но безжалостное осуждение она чувствовала своей кожей. Она заливалась краской удушливого стыда, дикая злоба поднималась у нее на дочь. «Позор на мою седую голову!» – шептала женщина беззубым ртом, но дочери ничего говорить не смела. От нее зависела жизнь старших сыновей.

Когда деревню освободили советские войска, мать своими руками готова была удушить виновницу позора семьи. Ульяна опередила ее. Узнав, что беременна, она проткнула себя спицей и истекла кровью. Мать смотрела в бездонные, остекленевшие, преисполненные мукой глаза своей старшей девочки, умницы и помощницы: «Доченька! – пронесся над деревней душераздирающий голос безутешной матери. – Это я тебя погубила». На ее похоронах была вся деревня, люди прозрели, осознав, что после ухода этой девушки к румынам, из деревни не угнали ни одного человека. Ценою своего позора, ценою своей жизни, она сумела спасти многих.

Кому это принадлежит? Тамара была внучкой любимого сына Агрипины,Михаила. Бешеную злость, раздражительность и болезненный стыд за дочь, она переняла от своей прабабушки. Груня давила в себе эти чувства, чтобы спасти жизнь других своих детей от верной погибели. Задавленные, неиспользованные годами, они нашли место через поколения и били по невинному ребенку, по маленькой Настеньке.

Расстановка расставила все точки над «і». Тамара передала эти чувства по назначению прабабушке Агрипине: «Эти чувства принадлежат тебе. Из любви я переняла их и использовала не по назначению. Теперь я передаю их тебе. С любовью». Бабушке Ульяне она сказала: «Ты не заслуживаешь этих чувств. Ты спасла жизнь многим. Я горжусь тобой». Посмотрев на дочь, она обняла ее и сказала: « Я сожалею, моя милая. Теперь я всегда буду рядом с тобой как твоя мама»

Одним из частовстречающихся запросов для расстановок является страх Страхи, как и многие другие чувства, возникают порой из нашего жизненного опыта, некоторые из них шлейфом тянутся за нами через всю жизнь, начиная с раннего детства. Бывают страхи, которые, как и многие другие перенятые чувства, мы взяли из нашей семейной системы, генетически инфицированы ими и проживаем вместо других членов нашей семейной системы. Да, мы несем в себе и проживаем чужой страх.

Как показывают семейные системные расстановки по Берту Хеллингеру, как правило, страхи выполняют какую-то важную функцию в нашей семейной системе. Иногда, за страхами и фобиями нашей жизни стоят какие-либо тяжелые события из нашего рода. На семейной расстановке мы можем видеть, что стоит за нашим страхом или фобией. Благодаря расстановке можно понять, кому принадлежит наш страх, увидеть то главное, о чем нам «говорили» эти состояния, отдать перенятые чувства туда, откуда они пришли. И тогда нашим страхам и фобиям незачем больше присутствовать в нашей жизни, они оставляют нас, и мы открываемся для собственной самореализации.

Надо отметить, что осознание природы наших состояний, причин возникновения страхов, по мнению специалистов, – это уже 90% власти над ними. Большинство из нас не любят испытывать страх, так как это неприятное чувство. Хотя многие виды страха защищают нас и способствуют самосохранению и выживанию в этом мире. Например, страх превышать скорость, переходить на красный свет, прыгать в воду в незнакомом месте, заходить в клетку с тигром.

У всех, кто испытывает страх, есть причина, корень этого, иногда, мучительного состояния. Не всегда человек понимает, что с ним происходит. Страх может нападать неожиданно и проявляться приступами. Существует превеликое множество страхов и его разновидностей. Фобии, панические атаки, диффузные страхи, необъяснимые состояния.

Семейные расстановки зачастую работают со страхом, как симптомом. Он может скрываться за ореолом тайны, когда человек чувствует его приступы, как некие необъяснимые, несвойственные ему реакции. Это могут быть отклики семейной системы в нас.

Берт Хеллингер говорит о системных чувствах:

«Существует третий вид чувств: перенятые чувства, чужие чувства, например, в случае идентификации. Мы можем это наблюдать в процессе семейных расстановок. Освободиться от перенятого чувства можно, если становится ясно, от кого оно перенято. За перенятым чувством, как правило, стоит изначальная любовь. Эту любовь можно увидеть, только если идентификация прекращена. Идентификация препятствует тому, чтобы увидеть лицо, с которым идентифицирован. А увидеть его невозможно, т. к. он – это я (в силу идентификации). Если бы я был идентифицирован с братом моего отца, то чувствовал бы так же, как он, но не смог бы его видеть, потому что в силу идентификации он – это я. Я не смогу посмотреть на него, пока он не встанет напротив меня. Тогда я смогу уважать его, любить его. Так прекращается идентификация».

В примерах, приведенных ниже, проясняются роковые параллели между членами одной семейной системы. Результаты этих расстановок показывают, как важно «найти и обезвредить» источник болезненного страха, человека от кого мы это состояние переняли из любви и преданности системе, и также с любовью и уважением возвратить то, что нам не принадлежит.

Страх воды и холода: Олег и Катя пришли на расстановки практически в состоянии полного разрыва отношений. Привела их свекровь. Катя подала на развод и ушла с малышкой к маме. Основная причина раздора может показаться смешной, не очень серьезной: муж, по словам Кати, не любил мыться. Купаться он не любил с детства, - плакал, синел, начинал икать. Его мать, решив прибегнуть к помощи расстановок, вспомнила еще странную реакцию Олега, когда ему читали сказку «Морозко». От слов Деда Мороза «Тепло ли тебе девица, тепло ли тебе красавица?», сын начинал плакать, дрожать, его тело покрывалось «мурашками»

Как выяснилось позднее, прабабушку и прадедушку Олега, бабушку и деда его отца в тридцатые годы раскулачили и сослали в Сибирь. Дорога к месту поселения шла через замерзшую реку. Посреди пути лед начал трещать и ломаться. Подвода с пожитками и людьми быстро пошла ко дну. Вся семья погибла в ледяной реке под обломками льда. Спасся только младшенький восьмилетний сын, которого отец в последнее мгновение отшвырнул далеко на лед. Можно только догадываться какую гамму чувств пережил этот ребенок, одиноко замерзающий в ледяном плену переживший гибель всей   семьи. Он выжил, передал жизнь потомкам, а вместе с жизнью  и переживания своего трагического детства. В расстановке Олег с уважением вернул ту ношу, которую он нес за прадеда всю свою жизнь. Теперь он свободен

Страх огня. Причиной обращения ко мне молодого мужчины, назовем его Василий, была аллергия. В ходе беседы мы определили причины, которые вызывают в нем аллергические реакции Пар, дым, огонь – это то, что вызывает ломоту в его теле, удушье и красные, аллергические пятна на руках, похожие на ожог. Сауны, бани, костры, камины, не для него. Василий боялся этого, как огня. Вернее он боялся огня.

Мужчина этим особенно «не парился», он просто избегал ситуаций с горящим пламенем, зная свою на это реакцию. То, что от этого страха можно исцелиться, он осознал, присутствуя на расстановке своего компаньона по бизнесу

У Василия причину его страха долго искать не пришлось. Его дед геройски погиб в годы Великой Отечественной войны. Он сгорел в танке. В расстановке мы разидентифицировалиВасилия с адресатом этого страха, и он почувствовал себя совсем по-другому. Почувствовал себя свободным. Внук ни разу не был на могиле у деда. Недосуг. Бизнес. После расстановки он принял решение поехать в Польшу. Отдать дань уважения геройски погибшему деду.

В перечисленных выше историях, адресаты страхов клиентов и других перенятых чувств были нам известны. В таких случаях освободить человека от перенятого чувства является делом техники и его страстного желания выпутаться и чуждого, перенятого из слепой любви, чувства ради свободы, самореализации и выполнения собственной миссии на Земле.

Если же конкретный источник и носитель перенятого чувства клиента нам неизвестны, мы ставим в расстановку клиента и абстрактно того, кому это чувство свойственно, и проводим ритуал разъединения, разидентификации клиента с этим неизвестным нам, но реальным адресатом.

Благодаря волшебной силе расстановок Берта Хеллингера, многим людям становится доступен путь к себе, к душевному равновесию и развитию творческого потенциала. Ведь Исцеление от перенятых чувств равносильно освобождению от оков, окончанию непримиримой борьбы и страданию в душе человека. Мы начинаем жить своей собственной жизнью, проживать и нести ответственность за свои собственные чувства, реализовывать свои собственные жизненные цели. А принятие чувства смирения и благодарности родителям, своей семье и всему роду обеспечивает нам надежный тыл, дает возможность использовать накопленные родовые ресурсы, творческие способности, таланты и энергию для реализации этих целей. А это многократно увеличивает наши шансы на успех, счастье и процветание. Это позволяет нам исследовать новые горизонты жизни, приобретать новый опыт, открывать новые возможности, реализовать себя в творчестве, бизнесе, в любви. А в случае наших ошибок, временных неудач любящие нас члены семьи обеспечивает нам «спокойную гавань», где мы можем залечить раны и восстановить силы, чтобы вновь отправиться в плаванье по безбрежным просторам жизни под парусами Веры, Надежды и Любви. Потому что если помните из мифа о ящике Пандоры на дне его в утешение людям, боги положили надежду. Она сопровождает человека во всех жизненных странствиях и умирает последней.

С ЛЮБОВЬЮ,

НАДЕЖДА

Расширенный вариант статьи о перенятых  чувствах можно посмотреть в главе «Перенятые чувства» в книге Н.Марковой «О чем молчат предки»